02 Октября, 2018 Полезные статьи

Как известно, что бы создать перевод чужого произведения, разрешение не нужно, но чтобы его опубликовать – извольте получить. Так было не всегда. В 1853 г. после выхода романа Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома» в переводе на немецкий язык автор подала иск о незаконном использовании произведения и проиграла его. Спустя 17 лет в законе об авторском праве США появилась норма: для публикации перевода нужно разрешение автора (вот целая статья 2002 г. об этом судебном споре).

В великолепной статье Сергей Будылин поведал как США и СССР избегали присоединиться к Бернской конвенции, в частности, на примере пересказа Б.Заходера книги А.Милна о Винни-Пухе. В 1960 г. выпущена книга, а через 10 лет сняты три известных мультфильма. По действующему в СССР законодательству книга Милна находилась в общественном достоянии, так что платить за права было необязательно.

Любопытная история произошла в 2005 г. в Бразилии вокруг «Властелина колец». Издательство предложило нескольким авторам сделать новый перевод трилогии, поскольку предыдущий выпущен 30 лет назад, тираж распродан, а издательство закрылось.

Спустя 15 месяцев упорного труда перевод был опубликован и неплохо продавался. Однако после выхода экранизации Питер Джексона издатели не успевали печатать новые тиражи – читатели разметали их с полок. Через некоторое время журналист спросила одну из переводчиц – вы наверно очень разбогатели после выхода кинотрилогии? Оказалось, что нет.

Авторы объединились и подали сразу два иска: первый – к издательству, а второй – к кинокомпании, которая занималась прокатом фильма в Бразилии. Оказалось, что фильмы трилогии «Властелин колец» демонстрировали в оригинале с бразильскими субтитрами. Так вот большая часть этих субтитров – цитаты из перевода истцов.

Юристы кинокомпании Warner/New Line быстро вышли с предложением о внесудебном урегулировании – выкупить авторские права на перевод. Стороны заключили сделку и каждый соавтор получил 35 тысяч дол США за отчуждение прав на перевод.

Книгоиздатели, напротив, сослались, что нормальной практикой в их бизнесе было платить переводчику за работу, но не за передачу авторских прав – и отказались признать исковые требования. В итоге авторы выиграли спор в суде.

Дело в том, что бразильское авторское право (закон 1998 г.) признает перевод оригинальным произведением. Даже если произведение перешло в общественное достояние, его перевод считается новым произведением, и автор наделен полноценными правами.

Раньше юристов беспокоила грань между переводом как производным произведением (где несмотря на внешнюю оригинальную форму – текст – явно заимствована существенная часть внутренней формы – сюжет, персонажи и т.д.) и созданием самостоятельного произведения на основе общей идеи, замысла (речь о transformative fair use).

Теперь у юристов другие вопросы: нужно ли компьютерной программе получать разрешение на перевод текста и кто будет автором такого перевода? Например, в ситуации, если софт переводит не фрагмент, а весь контент сайта, это явно выходит за пределы fair use.

Хотя технологии online machine translation прочно вошли в пользовательский опыт и достигли неплохого качества, формально это нарушение авторских прав, что может сдерживать распространение технологии.

Если заинтересовались – рекомендую почитать Rebuilding Babel: Copyright and the Future of Machine Translation Online (Erik Ketzan 2006). О том, кого же назначить автором computer generated work мы расскажем в однйо из следующих публикаций.

Если читатель ждет, что в конце поста мы расскажем об интересном украинском деле – увы, такого мы найти не смогли. Вокруг перевода книги «Самодиагностика на основе осмотра лица и тела» сложилось около десятка дел к разным книготорговцам, но самое крупное – иск к двум издательствам о взыскании компенсации за нарушение исключительного права лицензиата на перевод: просили 1,3 млн, удовлетворили 516 150 грн. (постановление Киевского апелляционного хоз.суда от 04.02.2014 г.).

Еще две краткие иллюстрации: неудачное уголовное преследование продавца книги П.Коэльо в Харькове (свидетель «на глаз» определил, что книга контрафактная); взыскать 110 грн вреда за продажу контрафактной книги Ника Вуйчича, поскольку истец не доказал, что весь тираж (3500 экз) продан в Украине (решение хозяйственного суда г. Киева от 31.01.2017 г.).