26 Июня, 2018 Полезные статьи

Двуликое авторское право: цель охраны

Зачем авторское право охраняет произведения? Возьмите учебник и узнаете ответ. Если не найдете, откройте Г.Ф. Шершеневича «Авторское право на литературные произведения» 1891 г. и прочитайте о разных теориях, которыми ученые и законодатели на заре авторского права обосновывали необходимость охраны.

В 2006 г. нам попалась книга С.А.Бабкина «Исключительные права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и США». Там есть параграф «Обоснование и цели правовой охраны «интеллектуальной собственности» (С. 74-134), где не только прекрасно разложены основные теории, но дан ответ на вопрос. Автор посвятил 60 страниц такому, казалось бы, элементарному и оторванному от практики вопросу.

Сегодня вспомнить о цели авторского права заставляет скандальная реформа авторского права в ЕС. Проект ст. 13 обязывает платформы, на которых пользователи размещают контент, отслеживать их активность и фильтровать контент с целью обнаружить и предотвратить нарушение авторских прав. Компании, которые хранят и дают доступ к пользовательскому контенту, будут отвечать за его незаконное использование.

Отовсюду слышна критика устаревших норм Бернской конвенции, срока охраны и способов свободного использования. Главная претензия звучит так: авторское право превратилось в инструмент злоупотребления и должно быть отменено либо существенно изменено (почитайте William Patry How to Fix Copyright 2012).

Едва ли не самый известный ответ на вопрос: зачем авторское право охраняет произведения? содержится в Конституции США, которая предоставляет Конгрессу право «содействовать развитию науки и полезных ремесел, закрепляя на определенный срок за авторами и изобретателями исключительное право на их сочинения и открытия» (глава 1, §8, ст. 8).

Часть читателей, как и мы, ранее слышали эту формулировку. Мы воспринимали её смысл так: авторское право – это ограниченная временем монополия автора на получение прибыли от продажи копий произведения. Авторское право как монополия (запрет другим использовать произведение) – это стимул для автора создавать новые произведения для блага общества, получая доход от ранее созданных. Не так давно нам попалась ссылка на судебное решение, цитата из которого сдвинула точку сборки в сторону понимания этой мысли.

У читателя может появиться сомнение: исключительное право автора контролировать использование означает запрет публике использоваться произведение без его согласия. Получается, что это благо для одного человека (автора), а не для всего общества (публики). Если вспомнить, что сейчас срок охраны авторского права равен всей жизни автора и 70 лет после смерти (грубо говоря + еще одна жизнь), общество нескоро получит свободный доступ к произведениям.

Ответ найдется в судебной практике США. В деле Twentieth Century Music Corp v. Aiken (1975) Верховный суд обсуждал цели, положенные в основу Закона об авторском праве 1909 г.:

«Ограниченный объем законной монополии владельца авторских прав отражает баланс конкурирующих претензий: творчество должно быть поощрено и вознаграждено, однако частные интересы в конечном итоге должны служить делу поощрения широкой публичной доступности литературы, музыки и других видов искусства».

В знаменитом деле  Feist v. Rural Telephone (1991) суд указал, что основной целью авторского права является не оплата труда артистов, но «содействие развитию науки и полезных искусств»: «The primary objective of copyright is not to reward the labor of authors, but [t]o promote the Progress of Science and useful Arts».

Главный герой сегодня – дело Fogerty v. Fantasy, Inc. (1994). Сам предмет спора в этом деле – должен ли суд взыскать расходы на адвоката с истца в пользу ответчика в таком же объеме, как обычно суд взыскивает эти расходы в пользу истца.

Казалось бы причем тут цели, которым служит Закон об авторском праве?

Суд весьмо остроумно уточнил, что цели являются более сложными, чем просто увеличение числа имущественных исков за нарушение авторских прав. Раз уж авторское право служит для обогащения широкой общественности благодаря доступу к творчеству, важно, чтобы пределы Закона были обозначены как можно более четко.

Ответчики, которые стремятся развивать способы правовой защиты от авторского права, должны иметь такие же стимулы, поощряющие их судиться в той же степени, что и истцы, подающие исковые заявления о нарушении («it affords copyright defendants sufficient incentives to litigate their defenses»).

 

В рассматриваемом деле успешная защита увеличила общественную доступность музыкальных произведений, что могло бы привести к дальнейшей творческой деятельности.

Ключевая мысль – успешная защита против иска о нарушении авторских прав может способствовать целям Закона об авторском праве точно также, как успешное судебное преследование нарушений по иску владельца авторских прав.

Баланс достигается тем, что цель охраны работает не только против нарушителя, но и против правообладателя, если он злоупотребляет правом на запрет использовать произведения.

Это решение – яркий пример того, как суд может в конкретном деле применить такую казалось бы весьма умозрительную вещь как цель охраны произведений авторским правом.

Дискуссия о том, должен ли сайт отвечать за нелегальный контент, размещенные его пользователями ведется не первый год и простого ответу нет — это поиск баланса, во время которого надо понимать какая цель охраны произведений авторским правом.