19 Апреля, 2018 Полезные статьи

Оказывается, нужно разделять случаи, когда произведение использует человек и когда – машина (например, автоматически создает копию).

  

Вначале была музыка, которую играли люди, но потом появилось механическое пианино. При помощи специальных карт механизм считывал символы, которые превращались в звучащую мелодию. Правообладатели подали иск о нарушении авторских прав и дело дошло до Верховного суда США (White-Smith Music Publishing v Apollo).

Дилемма, которую разрешал суд в 1908 году – кто же воспроизводит музыкальное произведение: человек или машина? Раз суд не мог установить конкретного нарушителя, ведь формально мелодию песни проигрывает устройство согласно заданной программе, в иске было отказано. При этом не будет нарушением изготовление карт для механического пианино, ведь сами по себе карты не воспроизводят песни – на них записаны понятные только машине знаки.

Спустя 100 лет, в 2009 году четыре студента подали иск о нарушении авторских прав путем хранения их работ в базе программы. Колледж требовал, чтобы студенты предоставляли свои письменные работы для проверки в программе анти-плагиата Turnitin. Она сравнивает оцениваемую работу с ранее загруженными в ее базу работами в поисках идентичных фрагментов и потом хранит ее для проверки новых работ.

Суд в деле A.V. v. iParadigms посчитал, что нельзя пользоваться авторским правом, чтобы запрещать учителям выявлять тех, кто нарушает требования по цитированию. Заслуживает внимания аргументация – по мнению суда, программа осуществляет один из видов добросовестного использования («transformative use») студенческих работ, поскольку такое использование не подпадает под воспроизведение.

Заархивированные работы хранятся на сервере, а сотрудники колледжа не читают и не просматривают их – это делает исключительно алгоритм компьютерной программы. Коль скоро алгоритм не может оценивать свои действия по критерию законности/незаконности, нет субъективного отношения к совершенному деянию – и воли, как таковой, тоже нет.

Выходит, что если компьютерная программа «читает» произведение (и даже создает новую копию для внутреннего хранения) – нарушения нет, ибо только действия человека можно признать нарушением.

В апреле 2016 г. Верховный Суд США отклонил ходатайство Гильдии авторов о пересмотре решения по добросовестному использованию в рамках сервиса Google Books и прекратил более чем десятилетний судебный процесс. Как указал суд, сервис Google Books – это не инструмент для чтения, это инструмент для поиска книг, которые представлены в виде отрывков. История квалификации невиновного нарушения авторского права в судебной практике стран common law изложена в статье Anthony Reese Innocent Infringement in U.S. Copyright Law.

Конечно, у компьютера нет умысла или неосторожности совершить нарушение авторского права. Нам как бы предлагают закрыть глаза на то, что у компьютерной программы есть автор, причастный к тем действиям, которые она осуществляет с произведениями. Автор программы реализовал в ней тот алгоритм, благодаря которому она создает цифровые копии произведений (будь-то фото или книги), хранит их, ищет в них по запросу пользователя контент.

Однако об авторе быстро вспоминают, когда речь идет о создании новых произведений при помощи компьютера и софта.

Оставим за скобками анализ воли как необходимого условия для признания кого-либо автором произведения (например, дети часто создают результаты творческого труда, но была ли у них воля создать произведение? с т.з. предоставления охраны детским рисункам это безразлично).

На примере фото приложения PRISMA, которое изменяет фото при помощи обученной нейросети, мы обозначили проблему и пять возможных вариантов ее решения. Формально computer-generated works созданы алгоритмом обработки входящих данных от пользователя или базы данных самой программы.

Для gamedev индустрии это актуально уже более 30 лет. В начале 80-х годов суды США рассматривали споры о том, что визуальная часть двух видеоигр (Stern Elecs. v. Kaufman (1982) и Williams Elecs. v. Artic Int’l, (1982) создана не разработчиками, потому что у игрока есть возможность изменять внешний вид некоторых элементов (например, корабля). Суд отказал в иске, отметив, что вклад пользователя интерфейс и вид игры ничтожно мал по сравнению с вкладом создателя кода.

По критерию способности человека предвидеть результат можно условно разделить все т.н. computergenerated works на две группы: (1) те, форма выражения которых предсказуема при помощи алгоритма их создания и (2), те, форма выражения которых непредсказуема из-за особенностей способа их создания.

В первом случае творческая составляющая, исходящая от программы минимальна (если применить фильтр «сепия» к фотографии, наперед известно какое изображение получится), а во втором – заслуживает, хотя бы поверхностного разбора — кого назначить автором?

Первый вариант – заявить, что у этих произведений нет автора и приравнять их правовой режим к результатам народного творчества, которые в силу неизвестности автора находятся в общественном достоянии.

Такой подход продержится до первого иска, в котором суду нужно определить автора произведения, на статус которого будут претендовать, как минимум, две стороны: автор программы и пользователь, который с её помощью создал объект. Что-то подобное можно наблюдать в рамках дела о правах на фото, сделанные обезьяной.

Хотя, если вспомнить, что исключительное право использовать произведение – это награда автору за его творческий труд и старания, то логично отказать в охране произведений, непосредственно созданных компьютером.

Второй вариант – расценивать компьютерную программу исключительно как инструмент в руках человека, по аналогии с красками и кисточкой или, что ближе к софту, текстовым редактором для создания литературного произведения.

Этот подход явно игнорирует то влияние, которое оказывает алгоритм компьютерной программы на конечное произведение. Он как бы приписывает те преобразования, которые выполнила программа, человеку, нажавшему несколько кнопок.

Нужно ответить – что является источником творческого преобразования в оригинальную форму? Или так – чьи действия являются источником творческого вклада в произведение?

Формально выходит, что одно произведение (исходный код компьютерной программы в которой реализован алгоритм, обрабатывающий, например, фото) создает другое – сервис Microsoft Songsmith умеет сочинять музыку под пение пользователя.

Наконец, третий вариант – позвать на помощь фикцию и признать программу номинальным автором, установив режим распределения исключительных имущественных авторских прав между определенным кругом субъектов и отказать в возникновении личных неимущественных прав на такой вид произведений. Можно установить режим по умолчанию, но разрешить менять его в рамках договора между сервисом и пользователем – как это делает любая соц.сеть или фотоприложение.

Почитать размышления юристов на тему авторского права на произведения, созданные компьютерной программой:

James Grimmelmann There’s No Such Thing as a Computer-Authored Work— And It’s a Good Thing, Too

James Grimmelmann Copyright for Literate Robots

Annemarie Bridy Coding Creativity: Copyright and the Artificially Intelligent Author

Bruce Boyden Emergent Works