05 Марта, 2018 Полезные статьи

 

 

Рассмотрим дело о защите авторских прав на формат игры-квеста (№ 22-ц/7206/2010)

 

Истец, как автор, зарегистрировал авторское право на литературное произведение в 2007 г. В нем описана командная интерактивная игра, основанная на элементах логики, экстрима, скорости, стратегии и учит действовать сообща.

Цель игроков: победить, поэтапно исполняя задания в максимально короткое время; используя знания и мышление быстрее других команд пройти все препятствия не нарушая правил. Также изложены принципы формирования команд; их взаимодействия; функции «легенды» игры; как использовать принципы развития игры и т.д. 

В этом тексте суд разглядел не только описание идей и методов деятельности (приемы логики, интерактивный метод проведения игры), но и индивидуальные признаки игры: оригинальное построение игрового процесса; использование знаний игроков в литературе и истории.

Как ответчик нарушил авторское право истца на это произведение?

У истца и ответчика была предыстория отношений. Ответчик по заказу истца сочинил 48 «легенд» для формата игры. Вскоре они прекратили сотрудничать и ответчик опубликовал в соц.сети объявление о проведении игр: название время, место и условия участия. Суд не оценивает «легенды» как самостоятельные объекты, из чего можно сделать вывод, что это общие вводные, в рамках которых игроки могут свободно действовать, а не детальный сценарий, который не допускает импровизаций.

Суд изучил фотографии, на которых изображен ответчик с микрофоном, одетый в футболку с названием игры и словом «Организатор» в окружении людей. Этих доказательств оказалось достаточно, чтобы подтвердить, что ответчик проводил игры как организатор, знал правила и принципы формата игры (поскольку ранее был причастен к созданию «легенд»).

Возникает вполне логический вопрос: а где использование того самого произведения, права на которое принадлежат истцу?

Это, наверно, самый курьезный момент в решении. Суд указывает, что ход игр не фиксировался (нет видеозаписи) и не может быть воспроизведен при помощи технических средств, но поскольку ответчик не сообщил никаких отличий между игрой, автором которой является истец и игрой, которую он организовал, факт использования считается доказанным.

Этот удивительный вывод дает основание заподозрить суд в применении традиционного для британских гражданско-правовых споров стандарта «баланс вероятностей» (balance of probabilities). Согласно этому стандарту, факт признается установленным, если в результате исследования представленных сторонами доказательств присяжные или судья пришли к заключению, что факт скорее имел место, чем не имел.  Это значит, что факт имел место с вероятностью более 50%.

Решение суда: запретить ответчику проводить игры с нарушением авторских прав на концепцию игры формата, созданного истцом и взыскать 8500 грн. компенсации. Подчеркиваем, концепцию игры!


 

Благодаря этому решению есть повод задать два вопроса: (1) охраняет ли авторское право формат игры? (2) можно ли играя в игру нарушить авторское право на неё?

Охраняет ли авторское право формат игры?

Коль скоро речь идет о тексте, ближайший «родственник» формата игры – сценарий. Это или классический сценарий, который описывает единственный вариант развития событий (значит это история, рассказанная автором, а не игроками), или «сад расходящихся тропок», где игроки могут сыграть множество версий, будучи ограничены лишь правилами.

Защита формата телешоу – пример балансирования на грани между этими двумя крайностями, а судебная практика двух европейских стран обозначила критерии охраноспособности формата.

Верховный суд Италии 27 июля 2017 г. признал «формат» объектом авторского права, если он отображает «логические и тематические связи, состоящие из названия, базовой структуры повествования, сценографии и постоянных персонажей, соединенных в последовательность, которая может быть повторена». Программа, которая состоит из импровизаций, не обладает повторяемостью и не может считаться форматом.

Британский суд 19 октября 2017 г. указал, что формат телевизионной игры или викторины может стать предметом защиты авторских прав как драматическое произведение. Формат должен иметь ряд элементов, которые вместе отличают шоу от подобных программ, а отличительные признаки объединены друг с другом в согласованной структуре, которая может быть повторена в узнаваемой форме.

Формат игры пригоден для охраны, но в каждом случае это будет зависеть от того, насколько детально он описан (в виде сценария или библии формата) и воплощен в настоящих играх.

Является ли процесс игры использованием произведения?

Хотя наш закон хранит молчание, юристы понимают, что практическое применение положений, составляющих содержание произведения, не является использованием произведения. Например, приготовление блюда по рецепту не является копированием формы произведения (текста), также как проведение врачом операции не является заимствованием текста из учебника по хирургии.

Если речь идет о проведении игры с коммерческой целью (например, турниры, где организатор берет с команд плату за участие), это может стать основанием для заключения лицензионного договора с правообладателем, но есть ли основания для иска о нарушении авторских прав – весьма дискуссионный вопрос.