Право автора на целостность произведения в США

Роман «Убить пересмешника» опубликован в 1960 г. Харпер Ли получила за него Пулитцеровскую премию, продано более 40 млн. экземпляров на более чем 40 языках. Первая экранизация романа получила три «Оскара» (в т.ч. за лучший адаптированный сценарий). 

В 2015 г. Харпер Ли заключила договор с продюсером и разрешила переработку романа для постановки пьесы (dramatic adaptation of Novel and exclusive option to acquire exclusive worldwide live stage rights).

Харпер Ли оговорила в контракте безусловное право согласовывать автора пьесы, читать предварительную версию сценария и давать замечания, которые должны добросовестно учитываться автором пьесы (make comments which shall be considered in good faith).

В договоре есть условие – пьеса не должна отступать от духа романа и не может изменять персонажей (the Play shall not derogate or depart in any manner from the spirit of the Novel nor alter its characters).

Стороны утвердили Аарона Соркина как автора будущей пьесы для постановки на сцене. Соркин – один из ведущих сценаристов Голливуда, обладатель «Оскара» за сценарий к фильму «Социальная сеть» . В феврале 2016 г. Харпер Ли умерла и стороной договора стало Наследие, которое управляет её имуществом.

В 2017 г. юрист, которая ведет дела Наследия, прочитав первую версию пьесы, обнаружила двух новых персонажей и существенные изменения главного героя Аттикуса Финча. Продюсер успокоил её: это лишь первый вариант, мы внесем изменения, а на репетициях отработаем детали.

Спустя несколько месяцев напряженных телефонных разговоров стороны начали формальное общение. Адвокат продюсера сообщил, что у автора романа нет последнего слова (the Author is not the final arbiter) в вопросе – изменен ли персонаж и сохранен ли дух романа. Не стоит ожидать, что в готовую для репетиций на сцене пьесу будут внесены существенные правки.

Тогда стало ясно, что переговоры зашли в тупик и юрист от имени Наследия Харпер Ли в марте 2018 г. подала иск к продюсеру.

Как изменить персонажа не нарушив дух романа?

Главный герой романа – белый адвокат Аттикус Финч, который берется за очень непопулярное дело в своем городе: защищать черного мужчину, которого обвинили в изнасиловании белой девушки. В романе «Убить пересмешника» он представлен как мудрый и профессиональный юрист, заботливый отец, пример толерантности и справедливости.

Важно, что в 2015 г. опубликован еще один роман Харпер Ли «Go Set a Watchman». По данным Amazon, эта книга побила рекорд Гарри Поттера по количеству пред-заказов. Там постаревший Аттикус Финч изображен сторонником сегрегации. Некоторые критики считают, что этот роман – ранняя редакция «Убить пересмешника».

Основная претензия: изменение Аттикуса Финча, которое искажает дух произведения. В начале пьесы Аттикус ведет себя недружелюбно по отношению к лицам другой расы, но в развитии сюжета морально эволюционирует и решает защищать несправедливо обвиненного афроамериканца.

Коль скоро автор романа запретила изменения, которые меняют дух истории, по мнению Наследия, такое изменение главного героя нарушает запрет.

Ответчики возражают – если Харпер Ли утвердила Аарона Соркина как автора пьесы, она не могла не предполагать, что переработка не ограничится адаптацией романа для сцены. Продюсер нанял именитого сценариста, который неизбежно внесет в роман новые сюжетные элементы, персонажей, новую драму.

Как вы думаете, что нарушено: (1) имущественное авторское право на переработку и создание производного произведения? (2) личное (моральное) право автора на целостность произведения? (3) договорное обязательство не изменять дух романа?

Иск подан в американский суд, потому выбран способ защиты – иск о признании (declaratory judgment), что условия договора оставляют решающее слова за автором романа, а пьеса нарушает дух произведения в т.ч. путем изменения ключевого персонажа.

В понимании континентального юриста ситуация сложнее. У автора есть имущественное право разрешать переработку произведения. В договоре есть условия создания и согласования производного произведения. Очевидно, единственным последствием нарушения этих условий будет запрет использовать производное произведение.

Также есть личное право автора запрещать изменения, которые искажают произведение, нарушают его неприкосновенность. Кто вправе решить спор о том, нарушен ли дух произведения: судья, обычный потребитель (читатель) или только автор исходного произведения?

В украинской судебной практике едва ли не единственное дело о защите права на неприкосновенность произведения – спор о колоризации фильма «В бой идут одни «старики». Дочь Леонида Быкова подала иск к компании, которая без разрешения наследников режиссера выполнила колоризацию фильма, тем самым исказив и нарушив целостность произведения.

Суд спросил экспертов является ли колоризация творческим процессом в результате, которого появляется производное произведение. Эксперт ответил негативно, но Голосеевский районный суд г. Киева решением от 16 мая 2011 г. по делу № 2-429/11 удовлетворил иск: переработка произведения путем колоризации без получения согласия является нарушением личных неимущественных прав автора сценария.

Суд апелляционной инстанции отменил это решение и отказал в иске полностью. ВССУ в определении от 31 января 2012 г. оставил в силе решение апелляции. Аргументация не касается интересующего нас вопроса.

Пример того как тонка грань между имущественным правом на переработку и личным правом защищать целостность произведения: представьте, что имущественные права принадлежат третьему лицу, которое предоставило продюсеру право создать производное произведение, а когда оно опубликовано, автор подает иск о защите права на неприкосновенность.