29 Декабря, 2017 Полезные статьи

 
Спор за обозначение «КИЕВСКИЙ» для тортов, который начался в 2017 году – спор за т.н. «советские товарные знаки» (определение по делу №910/15986/17). Согласно опубликованным заявлениям сторон, рецептура и технология производства торта «Киевский» создана еще в 1956 г. на Киевской кондитерской фабрике имени Карла Маркса. Киевхлеб утверждает, что производил этот торт с 1967 г.
 

Есть ли правопреемство между предприятиями в части фактического использования обозначения и может ли оно стать основанием для монополии?

В СССР не было торговых марок, ведь обозначения не выполняли функцию отличия товаров одного производителя от идентичных товаров другого производителя. Кроме того, такие названия нельзя было передать другому лицу, поскольку собственником всех предприятий было государство. Названия товаров были обозначениями видов продукции с определенным качеством и потребительскими свойствами.

Назовём их советскими торговыми названиями (сокращенно СТН). Потребители не ассоциировали СТН с конкретным предприятием, поскольку качество однородных товара разных предприятий соответствовало единому ГОСТу.

В начале 90-х г. предприимчивые граждане и компании начали быстро регистрировать самые известные СТН. Те, кто не успел зарегистрировать СТН в виде украинских ТМ, но желают использовать их, получают иски от тех, кто успел. Последние тоже недовольны, когда возникает вероятность пересмотра исключительного права на ТМ, ведь они десяток лет инвестировали в различительную способность бренда и качество товара не для того что другие свободно его использовали.

Как решить спор между производителями одинаковых товаров, которые маркируют их одинаковым названием, доставшимся по наследству?

Право преждепользования – мостик к исключительному праву?

Самый острый момент в спорах за исключительное право на СТН – как доказать правопреемство в части обозначения (его фактического использования и появления различительной способности). Может ли право преждепользования быть объектом правопреемства между государственным предприятием и хозяйственным обществом?

Парижская конвенция (ст. 4), Закон о знаках (ст. 16), Гражданский кодекс Украины (ст. 500) и Соглашение ТРИПС (ст. 16) разрешают использовать знак лицу, которое добросовестно начало его использование ранее начала охраны чужой торговой марки. Право преждепользователя может передаваться или переходить к другому лицу только вместе с предприятием или деловой практикой.

Эта прекрасная норма начала действовать с 01.01.2004 года, тогда как правопреемство в большинстве случаев происходило в начале 90-х гг. Суд может установить, что в силу добросовестного фактического использования некое государственное предприятие действительно получило право преждепользования (например, со ссылкой на ст. 4 Парижской конвенции).

В виду отсутствия нормы, регулирующей порядок передачи этого права от одного лица к другому на момент правопреемства, нужно руководствоваться общими положениями гражданского права. Речь идет о понятии объектов гражданского права, которые находятся в обороте – т.е. могут быть предметом сделок и правопреемства.

Уместно вспомнить, что имущественные права как самостоятельный объект гражданского права появились только в новом ГКУ, а в ГК 1963 года такого объекта не было.

Украинским судам довелось рассматривать спор о правопреемстве права преждепользования классической пары СТН: водки «Столичная» и сырка «Дружба», а завершим обзор глотком «Старого нектара».

Правопреемство по-одесски: водка «Столичная»

Компания Spirits Product International Intellectual Property B.V. обратилась в суд с требованием запретить ЗАО «Первый ликеро-водочный завод» выпуск и продажу водок «Stolichnaya» и «Moskovskaya». Ответчик подал встречный иск о признании права преждепользования на эти обозначения.

Приоритет прав истца на водочные бренды в Украине датирован 15.12.1992 г. (свидетельство №6676). Ответчик отсчитывал свою родословную с 1960 г., когда государственное предприятие «Одесский ЛВЗ» документально подтвердило выпуск водок «Столичная» и «Московская».

Суд выяснил, что в 1998 г. ответчик стал правопреемником гос.предприятия, что подтверждается уставом и передаточным балансом. При реорганизации (присоединении) к ответчику перешли в т.ч. имущественные права интеллектуальной собственности на использование водочных названий (латиницей и кириллицей), этикеток и рецептур.

Истец возражал, указывая, что на балансе государственного предприятия «Одесский ЛВЗ» отсутствовали указанные нематериальные активы. Суд сказал, что факт наличия или отсутствия нематериального актива на балансе предприятия не имеет правового значения для установления у ответчика права преждепользования, ведь оно возникает вследствие фактического использования знака до даты приоритета истца.

Как суд объяснил применение норм ГКУ о передаче права преждепользования и деловой практики в части водочных названий? Хватило цитаты из переходных положений: к отношениям, которые возникли до вступления ГКУ в силу, положения кодекса применяются к тем правам и обязанностям, которые возникли или продолжают существовать после вступления в силу ГКУ. Коль скоро закон ничего не упоминает о прекращении права преждепользования, значит оно перешло в порядке универсального правопреемства? Мы не нашли ответ в решении хозсуда Одесской области от 22.10.2007 г. по делу № 6/132-07-3335.

 «Дружба»: сыр или бензопила?

Истец требовал прекратить нарушение прав на ТМ «Дружба» (свидетельство №48734 от 15.10.2003 г.), а ответчик сослался на право преждепользования.

Основным доказательством стала справка Национальной ассоциации молочников Украины: в начале 60-х гг. советские ученые разработали рецептуру сыра, а в период с 1982 по 1992 гг. среди производителей плавленого сыра «Дружба» была Хмельницкая маслосырбаза.

В 1992 г. учреждено арендное предприятия «Хмельницкая маслосырбаза», а в 1994 его правопреемником стало одноименное Коллективное предприятие. В 2007 г. правопреемником Коллективного предприятия стало ЗАО «Хмельницкая маслосырбаза».

Эти три предприятия объединяет код ЕГРПОУ и обёртки плавленого сыра «Дружба» 1998 году рождения, которые приобщили к делу.

Суд даже не пробовал объяснить, почему он применяет ГКУ в части перехода права преждепользования от арендного предприятия к коллективному в 1994 г. (за 10 лет до вступления в силу кодекса). Удалось найти только постановление Киевского апелляционного хозсуда от 03.12.2008 г. по делу № 12/36.

«Старый нектар» – аренда с правом преждепользования

Нестандартный способ передачи права преждепользования появился в деле по иску ООО «КД Коктебель» к владельцу ТМ (приоритет с 2003 г.). Согласно технологическим инструкциям с 1982 г. на мощностях государственного предприятия совхоз «Завод Коктебель» началось производство вина «Старый нектар».

В 2001 г. Фонд госимущества Украины заключил с ЗАО «Завод марочных вин и коньяков Коктебель» договор аренды целостного имущественного комплекса (ЦИК) совхоза «Завод Коктебель». В ст. 15 Закона Украины «Об аренде государственного и коммунального имущества» сказано, что арендатор становится правопреемником прав и обязанностей при аренде ЦИК.

Истец учрежден только в 2009 г., но сразу заменил ЗАО и стал стороной договора аренды.

Суды не прояснили, что произошло с правом преждепользования, которое в 2001 г. перешло к ЗАО на основании нормы об аренде ЦИК. В 2001 г. норма ГКУ о переходе права вместе с предприятием еще не действовала и непонятно кто (совхоз или ЗАО) передал истцу это право?

Хозсуд г. Киева решением от 16.06.2014 г. по делу № 910/1518/14 отказал истцу, однако Киевский апелляционный хозсуд постановлением от 25.11.2014 г. удовлетворил иск и признал право преждепользования за истцом. ВХСУ в постановлении от 17.02.2015 г. оставил в силе решение апелляции.

Спор за обозначение «КИЕВСКИЙ» отличается тем, что обе компании ссылаются на фактическое использование в период СССР, потому перед судом непростая задача:  оценить не только различительную способность знака (ассоциируется ли он у потребителей только с истцом? или потребители отличают торт «Киевский» производства истца от аналогичного торта ответчика?), но и правопреемство в части права преждепользования.