04 Декабря, 2018 Новости компании

В октябре европейский парламент одобрил изменения в директиву об аудиовизуальных медиа сервисах. Назначение этой директивы заключается в регулировании аудиовизуального медиа рынка. Интернет и новые технологии передачи и распространения информации обусловили внесение изменений в законодательство на уровне ЕС. Новые изменения охватывают не только сервисы по требованию, но и включают в себя регулирование видеоплатформ. Итак, самые интересные и основные нововведения.

Если не считать введения в сферу регулирования директивы видео-платформ, то материальная составляющая не менялась коренным образом. Директива до сих пор разделяет аудиовизуальные сервисы на два вида – линейные и нелинейные аудиовизуальные медиа сервисы. Но дьявол в деталях, или как говорят европейцы – в отсутствии деталей. Само определение аудиовизуальных медиа сервисов подверглось изменению, которое делает акцент на том, что каталог программ, включенный в другой сервис, может также быть квалифицирован как аудиовизуальный медиа сервис.

Это изменение учитывает практику европейского суда, который пояснил, что каталог, размещенный не веб-сайте издателя новостей, также может быть предметом регулирования директивы, если он соответствует критериям, предусмотренными определением директивы. Из определения программы было исключено условие, в соответствии с которым программы должны быть аналогичны по форме и содержанию телевизионному вещанию. То есть, если любой сервис включает в себя программу, аналогичную тем, что показывают по телевидению, то он легко может быть квалифицирован как аудиовизуальный медиа сервис.

Таким образом, вроде два незначительных изменения в директиву позволяют охватывать не только видео-сервисы, которые уже всем привычны, но и вебстраницы содержащие видео каталоги, а также, что интересно, профессиональные видео каналы в социальных сетях, проще говоря, видео блогеров, или влогеров.

Что касается территориального действия. Принцип страны происхождения сохраняется, что означает действие юрисдикции того государства-участника, где находится провайдер медиа сервиса. Определение юрисдикции также все еще основывается, в том числе, на месте нахождения головного офиса сервис провайдера и места, где принимаются редакционные решения. Если они находятся в разных государствах-участниках или вне пределов ЕС, то во внимание принимаются дополнительные критерии, как например, место нахождения существенной части штата персонала сервис провайдера.

Редакционное решение означает “решение, которое принимается на регулярной основе с целью осуществления редакционной ответственности и связанное с ежедневной операционной деятельностью аудиовизуального медиа сервиса”. Существенная часть штата персонала включает в себя сотрудников, работающих над программами. Эти два основных квалифицирующих элемента могут играть решающую роль для квалификации при спорных случаях. Директива также предусматривает порядок, в соответствии с которым государства-участники могут определять под какую юрисдикцию подпадает тот или иной медиа сервис провайдер.

Те государства-участники ЕС, которым “адресована” услуга медиа сервис провайдера, теперь будут наделены правом обязывать его финансово участвовать в финансировании производства европейских аудиовизуальных произведений, проще говоря, на поддержку местного кино. Изначально предполагалось обязать только провайдеров сервисов по требованию, но потом решили охватить всех аудиовизуальные сервисы. Счастливчиками, кого это не касается, являются провайдеры видео платформ, вне зависимости от их места их штаб квартиры, и провайдеры, находящиеся вне пределов ЕС.

Директива также впервые регулирует деятельность видео платформ. Под ними подразумеваются сервисы или отдельная часть сервиса, основная цель или функция которых заключается в предложении созданных пользователями программ (так называемый контент пользователя) или видео, за которые провайдер видео платформы не несет какой-либо редакторской ответственности.